Электронная библиотека

заговорили в нем все силы его дарований, где не мог он порой не тяготиться

своим одиночеством, - обо всем этом мы узнаем отчасти из сохранившихся

писем его первой жены. Именно ради рассеяния и отпросился он в плавание, с

дипломатическими депешами, к Ионическим островам. Об этом свидетельствуют

также написанные около того же времени следующие два стихотворения,

представлявшие, кроме своего высокого достоинства, психологический и

биографический интерес. Первое из них то самое "Silentium", которое

напечатанное в 1835 году в "Молве", не обратило на себя никакого внимания и

в котором так хорошо выражена вся эта немощь поэта - передать точными

словами, логической формулой речи внутреннюю жизнь души в ее полноте и

правде:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства, и мечты свои!

Пускай в душевной глубине

И всходят и зайдут оне,

Как звезды ясные в ночи:

Любуйся ими и молчи.

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь;

Взрывая - возмутишь ключи:

Питайся ими и молчи.

Лишь жить в самом себе умей!

Есть целый мир в душе твоей

Таинственно-волшебных дум:

Их заглушит наружный шум,

Дневные ослепят лучи, -

Внимай их пенью - и молчи.

В другом превосходном стихотворении эта тоска доходит уже до своего

высшего выражения:

Как над горячею золой

Дымится свиток и сгорает,

И огнь сокрытый и глухой

Слова и строки пожирает, -

Так грустно тлится жизнь моя

И с каждым днем уходит дымом;

Так постепенно гасну я

В однообразье нестерпимом.

О Небо! если бы хоть раз

Сей пламень развился по воле,

И не томясь, не мучась доле,

Я просиял бы - и погас!

Но и потом, гораздо позднее, нередко вслед за, игривым, шутливым

словом можно было подслушать как бы невольные стоны, исторгавшиеся из его

груди. Его ум сверкал иронией, - его душа ныла... А между тем не было,

по-видимому, человека приятнее и любезнее. Его присутствием оживлялась

всякая беседа; неистощимо сыпались блестки его чарующего остроумия; жадно

подхватывались окружающими его меткие изречения, из которых каждое было в

своем роде артистическим изделием самой тонкой, узорчатой, художественной

чеканки; он пленял и утешал все внемлющее ему общество. Но вот, внезапно,

неожиданно скрывшись, он - на обратном пути домой; или вот он, с накинутым

на спину пледом, бродит долгие часы по улицам Петербурга, не замечая и

удивляя прохожих... Тот ли он самый?..

Стройного, худощавого сложения, небольшого роста, с редкими, рано

поседевшими волосами, небрежно осенявшими высокий, обнаженный,

необыкновенной красоты лоб, всегда оттененный глубокой думой; с рассеянием

во взоре, с легким намеком иронии на устах, - хилый, немощный и по.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки