Электронная библиотека

Каким же непостижимым откровением внутреннего духа далась ему та

чистая, русская, сладкозвучная, мерная речь, которою мы наслаждаемся в его

поэзии? Каким образом там, в иноземной среде, мог создаться в нем русский

поэт - одно из лучших украшений русской словесности?.. Конечно, язык -

стихия природная, и Тютчев уже перед отъездом за границу владел вполне

основательным знанием родной речи. Но для того, чтобы не только сохранить

это знание, а стать хозяином и творцом в языке, хотя и родном, однако

изъятом из ежедневного употребления; чтобы возвести свое поэтическое,

русское слово до такой степени красоты и силы, при чужеязычной

двадцатидвухлетней обстановке, когда поэту даже некому было и поведать

своих творений... для этого нужна была такая самобытность духовной природы,

которой нельзя не дивиться.

Но еще поразительнее, чем в Тютчеве-поэте, сказывается нам эта

самобытность духовной природы в Тютчеве как мыслителе. Невольно

недоумеваешь, каким чудом, при известных нам внешних условиях его судьбы,

не только не угасло в нем русское чувство, а разгорелось в широкий, упорный

пламень, - но еще, кроме того, сложился и выработался целый твердый

философский строй национальных воззрений. Мы высоко ценим значение

непосредственных бытовых влияний и уже указывали на их присутствие в жизни

Тютчева; но нельзя же в самом деле умилительной заботливости Николая

Афанасьевича и благочестивым народным обычаям Екатерины Львовны присвоивать

слишком сильную нравственную власть над умственным развитием такого

"европейского человека", каким считался и был наш покойный писатель. К тому

же эти бытовые влияния у нас, в России, одинаково существовали для всех то

есть в равной мере и для людей, которые впоследствии отнеслись к ним с

презрением, назвались "западниками" и решительно отвергли у русской

народности всякое право на самостоятельность. Предания детства и домашнего

быта могли, конечно, согревать душу и питать в Тютчеве природное русское

чувство, - но по-видимому и только. Еще сильнее способны были заронить в

нем неугасимую искру патриотизма воспоминания о 1812 годе и слава,

венчавшая Россию по умирении Европы. Но любовь к отечеству, сама по себе,

также не более как чувство, и притом присущее каждому человеческому

естеству в каждом народе, - чувство не рассуждающее, не нуждающееся ни в

каких отвлеченных основаниях. Непосредственная любовь к родине сталкивалась

к тому же у Тютчева, как мы видели из приведенных выше стихов, с другими,

еще более сильными влечениями; то был "милый сердцу край", в котором

праздновал он праздник молодости и любви, где протекали самые золотые годы

его жизни, совершенно заслонившие для него годы детства. Здесь следует

заметить кстати, что 22 года, проведенные среди не поддельной, а истой

европейской гражданственности, наложили неизгладимую печать на всю, так

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки