Электронная библиотека

сказать, внешнюю сторону его существа: по своим привычкам и вкусам он был

вполне "европеец", и европеец самой высшей пробы, со всеми духовными

потребностями, воспитываемыми западной цивилизацией. Удобства и средства,

доставляемые заграничным бытом для удовлетворения этих потребностей, были

ему, разумеется, дороги. Его не переставала также манить к себе, по

возвращении в Россию, роскошная природа Южной Германии и Италии, среди

которой он прожил с 18-ти до 40-летнего возраста. Так, приехав в 1844 году

в Петербург на окончательное водворение, он в ноябре же месяце того года,

рисуя в стихах картину Невы зимней ночью, прибавляет к этой картине

следующие строфы:

Я вспомнил, грустно молчалив,

Как в тех странах, где солнце греет,

Теперь на солнце пламенеет

Роскошный Генуи залив...

О Север, Север-чародей,

Иль я тобою очарован,

Иль в самом деле я прикован

К гранитной полосе твоей?

О если б мимолетный дух,

Во мгле вечерней тихо вея,

Меня унес скорей, скорее

Туда, туда, на теплый Юг!..

Та же мысль выражена и во многих других стихотворениях, например:

Давно ль, давно ль, о Юг блаженный,

Я зрел тебя лицом к лицу,

И как Эдем ты растворенный

Доступен был мне, пришлецу?

Давно ль, - хотя без восхищенья,

Но новых чувств недаром полн, -

Я там заслушивался пенья

Великих средиземных волн?

И песнь их, как во время оно,

Полна гармонии была,

Когда из их родного лона

Киприда светлая всплыла.

Они все те же и поныне,

Все так же блещут и звучат:

По их лазоревой равнине

Родные призраки скользят.

Но я... я с вами распростился,

Я вновь на Север увлечен;

Вновь надо мною опустился

Его свинцовый небосклон.

Здесь воздух колет: снег обильный

На высотах и в глубине,

И холод, чародей всесильный

Один господствует вполне...

Или вот еще отрывок:

Вновь твои я вижу очи,

И один твой нежный взгляд

Киммерийской грустной ночи

Вдруг развеял сонный хлад.

Воскресает предо мною

Край иной - родимый край,

Словно прадедов виною

Для сынов погибший рай...

Сновиденьем безобразным

Скрылся Север роковой;

Сводом легким и прекрасным

Светит небо надо мной.

Снова жадными очами

Свет живительный я пью

И под чистыми лучами

Край волшебный узнаю.

Напротив того, русская природа, русская деревня не обладали для него

живой притягательной силой, хотя он понимал и высоко ценил их, так сказать,

внутреннюю, духовную красоту. Он даже в течение двух недель не в состоянии

был переносить пребывания в русской деревенской глуши, например в своем

родовом поместье Брянского уезда, куда почти каждое лето переезжала на

житье его супруга с детьми. Не получать каждое утро новых газет и новых

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки