Электронная библиотека

отчасти уже было сделано и другими), но самую судьбу, личную и внутреннюю,

этого русского таланта. Участь талантов у нас на Руси - вообще предмет

высокого интереса и важности для истории русского просвещения, тем более,

когда дело идет о таком богатстве даров, каким был наделен Тютчев...

Проследить, по возможности, самое развитие этой многоодаренной природы, -

соотношение ее особенных психических условий с условиями бытовыми,

общественными, историческими; ту взаимую их связь и зависимость, которая

создала, определила и ограничила ее жизненный жребий -вот задача, которую

мы постараемся разрешить, насколько сумеем, в нашем биографическом очерке.

Первой биографической чертой в жизни Тютчева, и очень характерной,

сразу бросающейся в глаза, представляется невозможность составить его

полную, подробную биографию. Для большинства писателей, - как бы умеренно

они себя ни ценили, - потомство, по выражению Чичикова, все же

"чувствительный предмет". Многие, еще при жизни, заранее облегчают труд

своих будущих биографов подбором материалов, подготовлением объяснительных

записок. Тютчев - наоборот. Он не только не хлопотал никогда о славе между

потомками, но не дорожил ею и между современниками; не только не помышлял о

своем будущем жизнеописании, но даже ни разу не позаботился о составлении

верного списка или хотя бы перечня своих сочинений. Если стихи его увидели

свет, так только благодаря случайному, постороннему вмешательству; в

появлении их в печати бывали пропуски в пять и в четырнадцать лет, хотя в

поэтическом его творчестве и не было перерыва. Самая известность его как

поэта начинается собственно с 1854 года, то есть когда ему пошел уже шестой

десяток лет, именно со времени первого издания его стихотворений редакцией

журнала "Современник" при содействии И. С. Тургенева. Во сколько такое

пренебрежение к своей авторской личности происходило у Тютчева от

врожденной ему беспечности и лени, во столько же, если не более, от особого

рода скромности, смирения и от иных нравственных причин, которые мы

обстоятельно разъясним ниже. Здесь же мы только наперед заявляем о

затруднениях, встречаемых его биографом именно потому, что Тютчев никогда

ни сам не занимался, ни занимал и других собственной особой. Никогда ни к

кому не навязывался он с чтением своих произведений, напротив, очевидно,

тяготился всякой об них речью. Никогда не повествовал о себе, никогда не

рассказывал сам о себе анекдотов, и даже под старость, которая так охотно

отдается воспоминаниям, никогда не беседовал о своем личном прошлом. А так

как с лишком двадцать два года этого прошлого проведены им были на чужбине,

то большая часть самых интересных подробностей его существования для нас

безвозвратно потеряна. Однако ж, несмотря на скудость внешнего

биографического материала, мы все же в состоянии наметить - и наметим

сейчас - те наружные биографические рамки, внутри которых совершалось

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки