Электронная библиотека

для русской народности самостоятельного труда и вклада в общечеловеческую

науку, искусство и знание. С увлечением превозносят они историческое и

духовное призвание России, как представительницы православного Востока и

славянского племени, и предвещают ей великое мировое будущее. Между тем

западничество, найди себе опору в Белинском, переселившемся в Петербург,

господствует в журналистике и, как теория, разделяет потом судьбу самой

германской философии, переходящей постепенно в дальнейшем своем развитии из

идеализма в материализм, позитивизм и в другие системы нефилософского

свойства и преимущественно французского происхождения. В первой половине

сороковых годов, то есть ко времени возвращения Тютчева в Петербург, борьба

между обоими лагерями была в самом разгаре.

Мы распространились о славянофильстве несколько подробнее потому, что

собственное миросозерцание Тютчева находится с ним если не в прямой связи,

то в соотношении. Заметим еще, что лично славянофилы как в сороковых годах,

так и впоследствии никогда не пользовались большим успехом и стояли в

обществе особняком, малым отрядом. О них много шумели и кричали, издевались

над ними в стихах и прозе, выставляли их на сцене, обвиняли в

обскурантизме, возводили умышленно и неумышленно разные небылицы, - но

никто никогда не мог отрицать их гражданской независимости, откровенности

их речей и действий, высоконравственного характера их учения. Самое это

учение, в своем целом объеме, как учение, никогда не было популярным, да и

не было вполне формулировано или выражено в виде точного кодекса;

славянофильские издания расходились вообще в малом количестве; их журналы

имели, сравнительно, очень немного подписчиков; непосредственного действия

на массы читающего люда они не оказывали, - но действие их на своих

противников, на так называемую интеллигенцию, было неотразимо, - хотя и не

быстро. Противники, наконец, догадались что почва у них из-под ног

постепенно уходит, враждебные газеты и журналы стали сдаваться и принимать

одно за другим разные славянофильские положения, - правда, видоизменяя,

"очищая" их по-своему и выдавая за собственные измышления, но все-таки

сходясь с славянофильством хоть в некоторых существенных основаниях. Не как

учение, воспринимаемое в полном объеме послушными адептами, а как

направление, освобождающее русскую мысль из духовного рабства перед Западом

и призывающее русскую народность стать на степень самостоятельного

просветительного органа в человечестве, славянофильство, можно сказать, уже

одержало победу, то есть заставило даже и врагов своих признать себя весьма

важным моментом в ходе русской общественной мысли. Мы со своей стороны

думаем, что оно не только исторический момент уже отжитый, но и пребывает и

пребудет в истории нашего и дальнейшего умственного развития - как

предъявленный неумолкающий запрос, как постоянный двигатель и указатель.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки