Электронная библиотека

на степень кумира, началом материалистическим, гибельным для судьбы

человеческих обществ, воспринявших это начало в жизнь и в душу. Этот взгляд

проведен им как философское убеждение во всех его блестящих французских

статьях, о которых мы упомянули выше, - и он же как нравственный мотив, как

Grundton звучит и во всей его поэзии. Вот эта-то психическая особенность

Тютчева, признанная и оправданная его глубоким умом, наукой, знанием,

она-то и оградила его духовную самобытность и не только сохранила в нем

русского человека, но еще дала ему возможность уразуметь русские народные

нравственные идеалы, вынести и пронести их в себе на чужбине, без всякого

непосредственного на него воздействия русского быта, из самого котла

европейской цивилизации, сквозь все обольщения западной жизни, сквозь всю

одуряющую суету светской среды, сквозь все блуждания личного нравственного

бытия... Он не изменил им ни мыслью, ни сердцем в течение всей остальной

половины своего существования. Вся его умственная деятельность в России

была только дальнейшим развитием и исповеданием тех начал и взглядов,

которые мы очертили и которые в главных своих основаниях выработались у

него за границей. Ничто не раздражало его в такой мере, как скудость

национального понимания в высших сферах, правительственных и общественных,

как высокомерное, невежественное пренебрежение к правам и интересам русской

народности. Его ирония, обыкновенно необидная, становилась едкой; он сыпал

сарказмами в речах и стихах:

Напрасный труд!

Нет, их не вразумишь! -

так гласила одна его напечатанная импровизация:

Чем либеральней, тем они пошлее!

Цивилизация - для них фетиш,

Но недоступна им ее идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы!

И сколько таких импровизаций ненапечатанных и неудобопечатных!..

Мы не станем излагать в подробности всей его довольно тщательно

разработанной философско-исторической системы: ниже, в особом отделе,

читатели найдут полный разбор его статей, напечатанных и рукописных. Нам

только было нужно здесь же, в дополнение к нравственной характеристике

Тютчева, выяснить самостоятельность его духовной природы, указать размах

его русской мысли и чувства, а вместе с тем новый вид того раздвоения и

противоречия, которым удручила его судьба...

В самом деле, не странно ли, что при всей резкости народного

направления мысли в Тютчеве наш высший свет, high-life, не только не

отвергал Тютчева и не подвергал равному с славянофилами осмеянию и гонению,

но всегда признавал его своим, - по крайней мере интеллигентный слой этого

света. Конечно, этому причиной было то обаяние всесторонней культуры,

которое у Тютчева было так нераздельно с его существом и влекло к нему

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки