Электронная библиотека

считается сочувственная среда, живой обмен впечатлений. А Тютчеву четверть

века приходилось петь как бы в безвоздушном пространстве. Когда читаешь,

например, его стихи, писанные к первой жене и к другим иностранкам, ни

слова не знавшим по-русски, да едва ли подозревавшим в нем поэта, невольно

спрашиваешь себя: для чего же и для кого он писал? Уже гораздо позднее, в

России, когда подросли его дочери и вторая его супруга выучилась по-русски,

стали тщательно наблюдать за ним и подбирать лоскутки с его стихами, а

иногда и записывать стихи прямо под его диктовку. Так однажды, в осенний

дождливый вечер, возвратись домой на извозчичьих дрожках, почти весь

промокший, он сказал встретившей его дочери: "J'ai fait quelques rimes" (я

сочинил несколько стихов), и пока его раздевали, продиктовал ей следующее

прелестное стихотворение:

Слезы людские, о слезы людские,

Льетесь вы ранней и поздней порой,

Льетесь безвестные, льетесь незримые,

Неистощимые, неисчислимые,

Льетесь, как льются струи дождевые,

В осень глухую, порою ночной...

Здесь почти нагляден для нас тот истинно-поэтический процесс, которым

внешнее ощущение капель частого осеннего дождя, лившего на поэта, пройдя

сквозь его душу, претворяется в ощущение слез и облекается в звуки,

которые, сколько словами, столько же самой музыкальностью своей,

воспроизводят в нас и впечатление дождливой осени, и образ плачущего

людского горя... И все это в шести строчках!

Еще более объяснится нам характер его поэтического творчества, когда

мы припомним, что этот человек, по его собственному признанию, тверже

выражал свою мысль по-французски, нежели по-русски, свои письма и статьи

писал исключительно на французском языке и, конечно, на девять десятых

более говорил в своей жизни по-французски, чем по-русски. А между тем стихи

у Тютчева творились только по-русски. Значит, из глубочайшей глубины его

духа била ключом у него поэзия, из глубины, недосягаемой даже для его

собственной воли; из тех тайников, где живет наша первообразная природная

стихия, где обитает самая правда человека... Здесь кстати привести то, что

сам Тютчев высказал уже в 1861 году, в стихах на юбилей князя Вяземского,

по подводу "музы" этого замечательного в своем роде поэта:

Давайте ж, князь, поднимем в честь богини

Ваш полный пенистый фиал,

Богине в честь, хранившей благородно

Залог всего что свято для души,

Родную речь...

Тютчев мог еще с большим основанием обратить это воззвание к своей

собственной музе.

Само собой разумеется, что при подобном процессе творчества Тютчев не

способен был ничего творить в обширном размере. Поэтому самые лучшие его

стихотворения - короткие; они цельны, словно отлиты из одного куска чистого

золота. В его таланте, как уже и замечено было нашими критиками, нет

никаких эпических или драматических начал. Его поэзия, как выразились бы

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки