Электронная библиотека

немецкие эстетики, вполне субъективна; ее повод - всегда в личном ощущении,

впечатлении и мысли; она не способна отрешаться от личности поэта и гостить

в области вымысла, в мире внешнем, отвлеченном, чуждом его личной жизни. Он

ничего не выдумывал, а только выражался. Он не был тем maestro, тем

художником-хозяином в поэзии, каким, например, является Пушкин, этот

полновластный распорядитель звуков и форм, разнообразно направлявший силы

своего гения по указанию своей свободной поэтической воли, умевший творить

не одним мгновенным наитием вдохновения, но и медленным вдохновенным

трудом. Да и у всех поэтов, рядом с непосредственным творчеством, слышится

делание, обработка. У Тютчева деланного нет ничего: все творится. Оттого

нередко в его стихах видна какая-то внешняя небрежность: попадаются слова

устарелые, вышедшие из употребления, встречаются неправильные рифмы,

которые, при малейшей наружной отделке, легко могли бы быть заменены

другими.

Этим определяется и отчасти ограничивается его значение как поэта. Но

это же придает его поэзии какую-то особенную прелесть задушевности и личной

искренности. Хомяков - сам лирический стихотворец - говорил и, по нашему

мнению, справедливо, что не знает других стихов, кроме тютчевских, которые

бы служили лучшим образом чистейшей поэзии, которые бы в такой мере,

насквозь, durch und durch, были проникнуты поэзией.

(Вот, между прочим, что писал Хомяков из Москвы в Петербург,

Александру Николаевичу Попову, в 1850 году: "Видите ли Ф. И. Тютчева?

Разумеется, видите. Скажите ему мой поклон и досаду многих за его стихи.

Все в восторге от них и в негодовании на него. Не стыдно ли молчать, когда

бог дал такой голос? Если он вздумает оправдываться и ссылаться, пожалуй,

на меня, скажите ему, что это не дело. Без притворного смирения, я знаю про

себя, что мои стихи, когда хороши, держатся мыслью, т. е. прозатор везде

проглядывает и, следовательно, должен наконец задушить стихотворца. Он же

насквозь поэт (durch und durch), у него не может иссякнуть источник

поэтический. В нем, как в Пушкине, как в Языкове, натура античная в

отношении к художеству...)

Мы разумеем здесь, конечно, лучшие произведения Тютчева, те, которыми

характеризуется его стихотворчество, а не те, которые, уже в позднейшее

время, он иногда заставлял писать себя на известные случаи вследствие

обращенных к нему требований и ожиданий. Замечательно, что в стихотворениях

его самой ранней молодости нет почти вовсе той свободы творчества, которой

мы так любуемся в его поэзии. Это особенно видно в тех пьесах, которые,

хотя и были напечатаны в двадцатых годах, однако же не включены в полное

собрание его стихотворений. В них встречаются условные приемы, обороты и

выражения тогдашней псевдоклассической школы, например:

И мне ль, друзья, сей гимн веселый

Мне ль петь на лире онемелой? и т. д. -

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки