Электронная библиотека

одним словом - что-то тяжелое, принужденное, совершенно чуждое

позднейшим свойствам его поэзии. Вероятно, Тютчев еще находился тогда под

некоторым влиянием или подражал приемам своих недавних учителей, Раича и

Мерзлякова. Но через несколько лет по переезде за границу он как будто

стряхнул с себя путы русской эстетики того времени и сбросил навязанное ему

звание "певца". Он перестает сочинять и печатать, отказывается от

притязаний на авторство, но тут-то и является, внезапно, поэтом: его

творчество обрело свободу, он стал самим собою. Стихи Тютчева не выдаются

особенно бойкостью, наружной красивостью, силой и звучностью; но взамен

этих качеств они отличаются совершенно своеобразной фактурой; их

мелодичность не похожа на музыкальный строй, если не одинаковый, то

довольно общий у прочих наших поэтов. Что особенно пленяет в поэзии

Тютчева, это ее необыкновенная грация, не только внешняя, но еще более

внутренняя. Все жесткое, резкое и яркое чуждо его стихам; на всем

художественная мера; все извне и изнутри, так сказать, обвеяно изяществом.

Самое вещество слова как бы теряет свою вещественность, которой именно так

любят играть и щеголять некоторые поэты, которая составляет своего рода

специальную красоту в стихах, например, Языкова. Вещество слова у Тютчева

как-то одухотворяется, становится прозрачным. Мыслью и чувством трепещет

вся его поэзия. Его музыкальность не в одном внешнем гармоническом

сочетании звуков и рифм, но еще более в гармоническом соответствии формы и

содержания.

Почти все стихотворения Тютчева равно грациозны и музыкальны, но

приведем теперь для примера хоть некоторые из них, где это свойство его

поэзии, при относительной незначительности содержания, выступает, так

сказать, на первый план.

Вот, например, одно из самых молодых стихотворений, уже упомянутое

нами, написанное, может быть, лет 45 тому назад и внушенное ему 16-летней

красавицей за границей:

Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край,

День вечерел, мы были двое;

Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где белея

Руина замка вдаль глядит,

Стояла ты, младая фея,

На мшистый опершись гранит,

Ногой младенческой касаясь

Обломков груды вековой...

И солнце медлило, прощаясь

С холмом, и с замком, и с тобой.

Ты беззаботно вдаль глядела.

Край неба дымно гас в лучах.

День догорал; звучнее пела

Река в померкших берегах.

И ты с веселостью беспечной

Счастливый провожала день,

И сладко жизни быстротечной

Над нами пролетала тень.

Как грациозна эта картина летнего вечера и молодой девушки у развалин

старого замка, озаренной догорающими лучами солнца, - какая мягкость тонов

и нежность колорита! С трудом верится, что это стихотворение, - написанное,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки