Электронная библиотека

и приводит именно с тем, чтоб показать степень различия в мастерстве

изображения. У г. Фета указывает он много прекрасных стихов, но рядом с

ними, как и у Баратынского, много фигурного, отвлеченного или ненужного

рассуждения. Вообще стихотворение очень длинно.

Вот отрывок из другого стихотворения, которое можно бы назвать: "Пред

грозою".

В душном воздухе молчанье,

Как предчувствие грозы;

Жарче роз благоуханье,

Звонче голос стрекозы.

Чу! за белой душной тучей

Прокатился глухо гром,

Небо молнией летучей

Опоясалось кругом.

Жизни некий преизбыток

В знойном воздухе разлит,

Как божественный напиток

В жилах млеет и дрожит!..

Заключим этот отдел поэзии Тютчева одним из самых молодых его

стихотворений: "Весенняя гроза".

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые,

Вот дождик брызнул, пыль летит:

Повисли перлы дождевые,

И солнце нити золотит.

С горы бежит поток проворный,

В лесу не молкнет птичий гам,

И гам лесной, и шум нагорный,

Все вторит весело громам.

Ты скажешь: ветреная Геба,

Кормя Зевесова орла,

Громокипящий кубок с неба,

Смеясь, на землю пролила.

Так и видится молодая, смеющаяся вверху Геба, а кругом влажный блеск,

веселье природы и вся эта майская грозовая потеха. Это стихотворение было

напечатано в "Галатее" еще в 1829 году, но такова странная судьба поэзии

Тютчева, что оно не обратило тогда на себя ни малейшего внимания.

В ответных своих стихах к известному нашему поэту, г. Фету, Тютчев

говорит:

Иным достался от природы

Инстинкт пророчески слепой:

Они им чуют, слышат воды

И в темной глубине земной...

Великой матерью любимый,

Стократ завидней твой удел:

Не раз под оболочкой зримой

Ты самое ее узрел.

Этот последний стих справедливее отнести к самому Тютчеву; про него

именно можно сказать, что ему было дано не раз видеть природу не во внешней

только оболочке, но её самоё, обнаженной, без покровов.

Если бы - предположим - кто-нибудь, умеющий живо и тонко чувствовать

художественные красоты в поэзии, стал читать в первый раз творения, -

конечно, не Пушкина и даже не Лермонтова, а прочих наших поэтов, даже не

зная их имен, - он, без сомнения, усладился бы вполне "пленительной

сладостью" Жуковского; он хоть на миг, может быть, воспламенился, бы духом

к высоким нравственным подвигам благодаря мужественному лиризму стихов

Хомякова; ему бы доставили, конечно, утеху бодрые, звучные песни Языкова,

где столько праздника, столько молодости, шири и удали; его душу проняла

бы, вероятно, и страждущая тоска поэтических дум Баратынского; он нашел бы

себе отраду и во многих других наших поэтах... Но если бы он, перелистывая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки