Электронная библиотека

На тень деревьев, злак долин,

На недоступную прохладу

Роскошных, светлых луговин.

Не для него гостеприимной

Деревья сенью разрослись;

Не для него, как облак дымный,

Фонтан на воздухе повис.

Лазурный грот, как из тумана,

Напрасно взор его манит,

И пыль росистая фонтана

Его главы не освежит.

Пошли, Господь, свою отраду

Тому, кто жизненной тропой,

Как бедный нищий мимо саду,

Бредет по знойной мостовой.

Здесь мысль стихотворения вся в аналогии этого образа нищего,

смотрящего в жаркий летний день сквозь решетку роскошного прохладного сада,

- с жизненным жребием людей-тружеников. Но эта аналогия почти не высказана,

обозначена слегка, намеком, в двух словах в последней строфе, почти не

замечаемых: жизненной тропой, а между тем она чувствуется с первого стиха.

Образ нищего, вероятно, в самом деле встреченного Тютчевым, мгновенно

осенил поэта сочувствием и - мыслью об этом сходстве. Мысль, вместе с

чувством, проняла насквозь самый образ нищего, так что поэту достаточно

было только воспроизвести в словах один этот внешний образ: он явился уже

весь озаренный тем внутренним значением, которое ему дала душа поэта, и

творит на читателя то же действие, которое испытал сам автор. Но если мысль

здесь только чувствуется, а в некоторых стихотворениях как бы несколько

заслоняется выдающеюся художественностью формы и самостоятельной красотой

внешнего образа, то можно указать на другие стихотворения, где мысль не

теряет своего самостоятельного значения и высказывается и в художественной

форме и как мысль. Начнем опять с картин природы:

Святая ночь на небосклон взошла,

И день отрадный, день любезный,

Как золотой ковер она свила,

Ковер, накинутый над бездной.

И как виденье, внешний мир ушел,

И человек, как сирота бездомный,

Стоит теперь и сумрачен и гол,

Лицом к лицу пред этой бездной темной.

И чудится давно минувшим сном

Теперь ему все светлое живое,

И в чуждом, неразгаданном ночном

Он узнает наследье роковое.

Нельзя лучше передать и осмыслить ощущение, производимое ночной тьмой.

Та же мысль выразилась и в другом стихотворении:

На мир таинственный духов,

Над этой бездной безымянной,

Покров наброшен златотканный

Высокой волею богов.

День - сей блистательный покров,

День - земнородных оживленье,

Души болящей исцеленье,

Друг человеков и богов!

Но меркнет день; настала ночь,

Пришла - и с мира рокового

Ткань благодатную покрова

Собрав, отбрасывает прочь.

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами:

Вот отчего нам ночь страшна.

Но нам особенно нравятся следующие стихи:

О чем ты воешь, ветр ночной?

О чем так сетуешь безумно?

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки