Электронная библиотека

Под клокочущим котлом,

Огнь геенский разложила,

И Пучину взворотила,

И поставила вверх дном?

Волн неистовых прибоем

Беспрерывно вал морской

С ревом, свистом, визгом, воем

Бьет в утес береговой...

Но спокойный и надменный,

Дурью волн не обуян,

Неподвижный, неизменный,

Мирозданью современный,

Ты стоишь, наш великан!

И озлобленные боем,

Как на приступ роковой,

Снова волны лезут с воем

На гранит громадный твой.

Но о камень неизменный

Бурный натиск преломив,

Вал отбрызнул сокрушенный,

И клубится мутной пеной

Обессиленный порыв.

Стой же ты, утес могучий,

Обожди лишь час-другой;

Надоест волне гремучей

Воевать с твоей пятой!

Утомясь потехой злою,

Присмиреет вновь она.

И без вою, и без бою,

Под гигантскою пятою

Вновь уляжется волна.

Относительно стремительности, силы, красивости стиха и богатства

созвучий у Тютчева нет другого подобного стихотворения. Оно превосходно, но

не в тютчевском роде. Оно свидетельствует только, что Тютчев мог бы, если

бы хотел, щеголять и такими красивыми произведениями; но если бы его книжка

стихов ограничивалась только такими пьесами, бесспорно сильными и звучными,

то Тютчев как поэт лишился бы оригинальности и не занял бы того особого

места, которые создала ему в нашей литературе менее громкая и торжественная

его поэзия. Впрочем, даже самый выбор того или другого направления в поэзии

был для него невозможен, потому что он не гонялся за успехом, а писал стихи

ради удовлетворения внутренней личной потребности лочти непроизвольно; тем

не менее самый талант его был способен, как оказывается, к разнообразному

стихотворному строю.

Следующее стихотворение "Рассвет" написано 18 лет спустя и, несмотря

на свой аллегорический характер, менее выделяется из поэзии Тютчева, чем

"Море и утес",- отчего в "Рассвете" и более истинной художественной

красоты. Здесь под образом восходящего солнца подразумевается пробуждение

Востока, - чего Тютчев именно чаял в 1866 году, по случаю восстания

кандиотов; однако образ сам по себе так самостоятельно хорош, что,

очевидно, если не перевесил аллегорию в душе поэта, то и не подчинился ей,

а вылился свободно и независимо. Тем не менее и это стихотворение

отличается от всех прочих произведений Тютчева своим

положительно-торжественным внутренним строем:

Молчит сомнительно Восток,

Повсюду чуткое молчанье...

Что это? Сон иль ожиданье,

И близок день или далек?

Чуть-чуть белеет темя гор,

Еще в тумане лес и долы,

Спят города и дремлют селы,

Но к небу подымите взор.

Смотрите: полоса видна,

И словно скрытной страстью рдея,

Она все ярче, все живее -

Вся разгорается она.

Еще минута - и во всей

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки