Электронная библиотека

.сколько-нибудь замечательные книги русской и иностранных литератур,

большей частью исторического и политического содержания.) Вообще при его

необыкновенной талантливости занятия наукой не мешали ему вести, по

наружности, самую рассеянную жизнь и не оставляли на нем никакой пыли

труда, той почтенной пыли, которую многие ученые любят выставлять напоказ и

которая так способна снискивать благоговение толпы.

Могут заметить, что самая основательность приобретенной Тютчевым

образованности достаточно предохраняла его от искушений того мелкого

тщеславия, которое в состоянии довольствоваться поверхностными успехами в

свете или дешевой популярностью в полуневежественных кругах. Но для

Тютчева, при богатстве его знания и даров, существовала возможность

искушений более высшего порядка. Ему естественно было пожелать для себя не

только известности, но и славы. Десятой доли его сведений и талантов было

бы довольно иному для того, чтоб суметь приобрести почести и значение,

занять выгодную общественную позицию, стать оракулом и прогреметь, особенно

в нашем отечестве. Примером может служить один из современников Тютчева,

Чаадаев, страдавший именно избытком того, в чем у Тютчева был недостаток, -

человек бесспорно умный и просвещенный, хотя значительно уступавший Тютчеву

и в уме и в познаниях, человек, которому отведено даже место в истории

нашего общественного развития, который постоянно позировал с немалым

успехом в московском обществе и с подобающей важностью принимал поклонение

себе как кумиру. Но именно важности никогда и не напускал на себя Тютчев.

Если бы он хоть сколько-нибудь о том постарался, молва о нем прошумела бы в

России еще в первой половине его жизни и слава умного человека и поэта не

осенила бы его так поздно и притом в пределах только избранных кругов

русского общества. От времени до времени доходили, конечно, о нем чрез

русских путешественников известия и в Россию, подобные отзыву Киреевского;

но тем не менее имя его в отечестве долго оставалось неведомым, и даже

Жуковский, если не ошибаемся, уже в 1841 году, встретясь с Тютчевым где-то

за границей, писал о нем как о каком-то неожиданном, приятном открытии. Мы

уже знаем, как хлопотал он о своей стихотворческой известности!.. Все

блестящее соединение даров было у Тютчева как бы оправлено скромностью, но

скромностью особого рода, не выставлявшейся на вид и в которой не было ни

малейшей умышленности или аффектации. Эта замечательная психическая черта

требует пристального рассмотрения.

Если, несмотря на все соблазны света и увлечения сердца, Тютчев даже и

в молодости постоянно расширял кругозор своей мысли и свои познания,

которым так дивились потом и русские, и иностранцы, - все же было бы

ошибкой предполагать здесь, с его стороны, какое-либо действие воли,

нравственный подвиг, победу над искушениями, и т. п. Нисколько. Ленивый,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки