Электронная библиотека

Оно и сошло с политической арены истории, как скоро, в пределах своей племенной территории, совершило свое всемирное призвание в лице Иисуса. Но не познав, что призвание уже совершено, утратив и политическую форму бытия, и родную землю, оно тем не менее и на чужой земле продолжает хранить в себе свою древнюю племенную исключительность, хотя и под клеймом космополитизма. Чем, в самом деле, представляются теперь евреи? Племенем, рассеянным по всему миру, лишенным национальной территории, национального языка, письмен, одежды, и тем не менее племенем, тесно сплоченным не только физиологическим родством, но главное - родством или, вернее, единством духа, единством веры и чаяний. Древний еврейский язык, язык Библии, знаком только ученым; сами же евреи говорят, даже между собой, более или менее исковерканным языком тех стран, где живут (только в России и Польше евреи употребляют между собой отвратительное немецкое наречие и одеваются в костюм, вовсе не древний национальный, а какой-то средневековый - немецкий).

Вся "национальность" евреев - в религии, и другой основы для этой национальности и нет, исключая, конечно, физиологическую. Но даже и в сфере религии - их священные книги общие с христианами, т.е. весь так называемый Ветхий завет. Их отличие от христиан в том, что вслед за Ветхим заветом у христиан - Христос и Евангелие, а у евреев - отрицание Христа (т.е. конечного развития семитической идеи, выразившейся в Ветхом завете) и, как плод этого отрицания, - Талмуд, или собрание толкований на Ветхий завет и правил как для частной жизни, так и для общежития с христианами: (правил - христианам безусловно враждебных). Выражение, так часто теперь образованными евреями употребляемое: "еврейская национальность", оказывается, таким образом, совершенно неправильным, ибо никаких других принадлежностей национальности, кроме религии и породы, евреи и не имеют; или же эти "образованные" евреи должны прямо и откровенно признать, что под словом "еврейская национальность" разумеется не что иное, как вероисповедное отличие евреев. Но даже и при этом выражение, напр. "Русские Моисеева закона", выходит неточным. Русскими Моисеева закона могут быть названы караимы, но евреи исповедуют Моисеев закон в талмудском толковании, которое совершенно противно чистому мозаизму, могут разве наименовать себя "Русскими талмудистами", не иначе.

Таким образом, пред глазами историка: с одной стороны, христианский мир, представляющий живое, историческим процессом совершаемое воплощение семитической идеи, достигшей на Голгофе своего "кульминационного пункта" - своего полного освобождения, от семитической племенной исключительности и получившей вселенское, общечеловеческое, миродержавное значение. С другой - еврейское племя; живущее в этом христианском мире и не знающее другой для себя племенной основы, кроме той же семитической: идеи, но сохранившей печать племенной исключительности и отрицающей свое высшее проявление на Голгофе (следовательно, себя самое отрицающей): племя, которое весь raison d'etre, всю причину своего бытия полагает

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки