Электронная библиотека

на самостоятельное бытие в будущем, не признают себя политически или граждански солидарными со всеми единоплеменниками за рубежом русского государства, а потому легче и искреннее, чем евреи, могут приобщиться к политической и исторической судьбе господствующей национальности.

"Рассеянные, - продолжает Кремьё в своем воззвании, - между народами, кои враждебны нашим правам и интересам, мы тем не менее, невзирая ни на что, остаемся евреями..." "Мы евреи и желаем остаться евреями", - говорит и "Русский Еврей" (в 44 N), справедливо поясняя, что "если бы он этого не желал, то все бедствия и страдания еврейского народа были бы в его глазах вопиющей нелепостью" и он должен был бы сказать евреям: "Бросьте свою ношу (т.е. отступитесь от ваших верований и ожиданий) - и вам станет легко", но "мы, - повторяет газета, - желаем остаться евреями". Мы со своей стороны не видим в этих словах "воззвания" ни глупости, ни цинизма, ни фанатизма, хотя и признаем настоящие религиозные чаяния евреев совершенно ложными. Пойдем далее. "Мы обитаем, - гласит манифест, - в чуждых землях, и мы не можем интересоваться переменчивыми интересами этих стран, пока наши собственные нравственные и материальные интересы будут в опасности..." А вот что говорит еврейская газета "Русский Еврей": "Если что мешает евреям быть образцовыми самоотверженными гражданами обитаемых ими стран, то это - условия, далеко от евреев не зависящие", и вслед за этим газета толкует о необходимости для евреев полной с христианами равноправности, т.е. одинаковости не только гражданских обязанностей, но и прав.

Мудрено, по-видимому, и требовать от людей, пока их нравственные и материальные интересы нисколько не обеспечены законодательством обитаемой ими страны, искреннего участия к ее интересам, со всеми их превратностями. Но если бы даже еврейским интересам и перестала грозить опасность, спрашивается: могут ли они, оставаясь евреями, следовательно, носителями обетования о пришествии Мессии и о блестящей религиозно-политической будущности, ожидающей еврейскую нацию, искренно и серьезно принимать к сердцу... ну хоть тот Kulturkampf, который разделяет теперь мир латинский и протестантский, или хоть историческое призвание России как православно-славянского мира? До сих пор в манифесте нет ни одного слова, от которого бы имели право и повод отказаться евреи. Но посмотрим дальше. "Не раньше, - вещает сей документ, - еврей станет другом христианина и мусульманина, как в то время, когда свет израильской веры, единственной здравой религии (в немецком переводе правильнее: Vernunftreligion) будет светиться повсюду... В наступивший к тому день еврейское учение должно наполнить весь мир..." В той речи Кремьё, которую, оспаривая нас, приводит "Еженедельная Хроника Восхода", - речи подлинной, несомненной, публично произнесенной, - мы читаем, что "единственно правильное, разумное и истинное отношение к Богу дано человечеству скрижалями Завета", что в еврейской религии - святость и истина. Если таково воззрение, то с ним неразрывно и убеждение, что эта истина со временем

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки