Электронная библиотека

безличность провозглашены руководящим началом развития.

Только такому могучему народному организму, каков русский, под силу

вынести и перебыть подобное испытание, которому, впрочем, конец далеко еще

не настал. Тяжко пришлось русским людям; но обращаться вспять было уже

нельзя, - да и нежелательно. Оставалось идти вперед, овладеть сокровищами и

орудиями европейского просвещения и трудным подвигом самосознания

расторгнуть оковы народного духа, воссоединить разрозненные слой, одним

словом, возвратить русской народной жизни свободу, цельность, правильность и

плодотворность самобытного органического роста. Вот этой-то, выпавшей в удел

русскому обществу исполинской задачей и объясняется то странное явление,

которому почти нет подобного в других странах, именно: что сама народность а

народе становится объектом сознания, внешней целью, искомым, что возможны у

нас вопросы о народности художника, мыслителя и государственного деятеля,

что приходится учиться ей в истории и у простого народа, что в русской земле

могло возникнуть отдельное р_у_с_с_к_о_е же направление - в литературе, в

политике, в жизни, и стоять о_с_о_б_н_я_к_о_м, как нечто оригинальное и даже

исключительное!..

Перенесемся, однако, мыслию к началу этого тяжкого и тернистого

поприща. Устремившись из своей тесной национальной ограды в пролом,

сделанный мощною рукою Петра, русское общество, сбитое с толку, с

отшибленной исторической памятью, избывшее и русского ума и живого смысла

действительности, заторопилось жить чужим умом, даже не будучи в состоянии

его себе усвоить. Нескладно и безобразно залепетало оно дикою смесью

простонародного говора, церковнославянского языка и изуродованной

иностранной речи. Чужой критериум, чужое мерило, чужие формы, чужое

миросозерцание. Жизнь наводнилась ложью, призраками, абстрактами, подобиями,

фасадами - и колоссальным недоразумением между народом и его так называемой

"интеллигенцией" официальной и неофициальной, консервативной и либеральной,

аристократической и демократической.

Но деятельность духа все же началась! Русская земля не оскудела в

нужный час талантами. Мысль была еще слишком слаба; наука на степени

школьного знания, - но поэзия обогнала тугой рост русского просвещения, и в

этом ее особенное историческое у нас значение. Первый русский ученый,

явивший образцы самостоятельного русского помышления, Ломоносов, был и

первый по времени русский поэт, ускорявший работу научного анализа

поэтическим вдохновением. Затем, от Ломоносова до Карамзина (впрочем, также

полухудожника), не приходится назвать почти ни одного видного деятеля науки,

тогда как за то же время целый преемственный ряд более или менее

замечательных поэтических дарований не перестает возделывать умственную и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
(C) 2009 Электронные библиотеки