Электронная библиотека

нравственную почву русского общества. Таким образом, русской литературной

поэзии выпал жребий, в течение довольно долгой поры, за недостатком у нас

воспитания научного, служить почти единственным орудием, по крайней мере,

эстетического воспитания и образования в русском обществе. Конечно, форма,

содержание, вся окраска в этой поэзии была еще не русская, и только мощный

талант Державина метал иногда, из-под глыб всяческой лжи, молнии истинно

русского Духа. Но при суждении о литературных талантах той эпохи не следует

упускать из виду те нравственные путы, которыми они были обмотаны, ту трату

сил, которая требовалась им для борьбы с подавлявшей их самих ложью. Все же,

несмотря на фальшь, авучавшую а тогдашней поэзии, покорялся искусству самый

материал его - слово, и русскому слуху стала опознаваться в стихотворной

форме сила и гармония русского языка в такое еще время, когда в прозе царила

самая неуклюжая, варварская речь. Только в поэзии находило себе некоторое

удовлетворение угнетенное русское чувство и отдыхало от отрицания,

господствовавшего в мышлении и в жизни, - хотя, по истине, отдыхало лишь в

новом самообольщении. На крыльях лирического восторга уносилось оно в

какую-то чужую псевдоклассическую, населенную призраками высь, далеко над

настоящей русской землей, дичась всякой жизненной правды. Так было особенно

в XVIII веке, в эпоху "наших Пиндаров", "наших Горациев", "наших Северных

Бардов" и т. д.

Из псевдоклассических высот поэты стали, наконец, при помощи

романтических ходуль касаться дола. И хотя Жуковский, благородный Жуковский,

с "его стихов пленительною сладостью" а (по выражению Пушкина), равно и

Батюшков, "наш Парни российский" {4} (как величал его Пушкин же, впрочем,

еще в 1814 году, еще мальчиком), хотя оба они резко отделяются от всех своих

предшественников, однако же и они, когда спускались на землю, то на какую-то

чужую, не русскую. Их местами прелестная, хотя вообще однозвучная поэзия

лишена внутренней силы и совершенно б_е_з_л_и_ч_н_а в смысле

н_а_р_о_д_н_о_с_т_и... Вообще надобно заметить, что время Александра I было

в некоторых отношениях едва ли не хуже времени Екатерины. В XVIII веке

русские люди еще только перерядились, и в ином вельможе из-под пудреного

парика и французского кафтана торчал порою чуть не прямой русский мужик, а

щеголеватый французский жаргон сменялся подчас истою простонародною речью. К

началу XIX века русские люди успели уже переродиться и так вошли в иноземные

обычая, нравы, понятия, что приобрели даже развязность и ловкость "почти"

европейского человека. Простонародная или коренная народная речь не только

ими забывается, но даже поражает их как бы новизной. Они и патриоты, и,

пожалуй, ревнители "всего отечественного", но даже и не подозревают, в

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
(C) 2009 Электронные библиотеки